шория интернет сообщество

Стонут кедры Каратага
В районе горы Малый Каратаг неподалёку от п. Усть-Кабырзы идёт сплошная вырубка леса. С начала лесозаготовительных работ компания «Наш лес» напилила у...
Новости Шории

Стонут кедры Каратага Новости Шории

Стонут кедры Каратага

В районе горы Малый Каратаг неподалёку от п. Усть-Кабырзы идёт сплошная вырубка леса. С начала лесозаготовительных работ компания «Наш лес» напилила уже 300 кубометров кедра, а по плану в квартале № 70 будет вырублено 677 кубов этой ценной древесины.

Причём делается это на законных основаниях фирмой ООО «Наш лес». Руководят ею молодые предприниматели, которые заявили о себе всерьёз, полностью реконструировав завод по переработке древесины на базе бывшего бетонного завода. Предприниматели оформили через аукцион договор аренды лесных массивов площадью 5700 га на 15 лет. К договору аренды прилагается «Проект освоения лесов».

Но жители посёлка обратились с коллективным письмом к главе района и губернатору Кузбасса, выразив несогласие с вырубкой кедра. В среду на прошлой неделе в п. Усть-Кабырза состоялся сход жителей, в котором приняли участие представители администрации района, Таштагольского лесничества, общественности и руководители фирмы «Наш лес».

НА БУКВЕ ЗАКОНА

Константин Александрович Гофман, начальник Таштагольского лесничества, в доказательство правомерности вырубки кедра на горе Каратаг продемонстрировал «Проект освоения лесов» с печатью департамента лесного комплекса Кемеровской области. Он подробно рассказал о процедуре оформления документов. Договор аренды территории площадью 5700 га – это практически весь Малый Каратаг – выдан департаментом лесного комплекса Кемеровской области и действует с июля 2016г. В нём утверждается, что в год предприниматели могут заготавливать 25 тыс. куб. метров леса, из которых 15 тыс. куб. метров — хвойных пород и 10 тыс. куб. метров — твёрдолиственной древесины.

При этом чиновник сослался на федеральный перечень деревьев, которые нельзя рубить: в нём есть дуб, граб, каштан, а кедра – нет. Правда, в ходе дебатов инспектор Усть-Кабырзинского лесничества Георгий Петрович Барков упомянул решение Кемеровского облисполкома от 1976 г. о запрете рубки кедра, но, как он считает, постановление кануло в лету. А так как кедр в Красную книгу не внесён, то рубить его можно.

Однако, будто сомневаясь в чём-то, Константин Гофман обратился к залу:

— Вы сейчас сами решите: рубить или не рубить? Нам куда с Барковым деваться? Выдали проект освоения – мы по нему работаем. Предприниматели государству деньги заплатили. Всю процедуру оформления прошли. Всё по закону.

«МЫ НЕСЁМ БЛАГО ДЛЯ РАЙОНА!»

В этом уверены генеральный директор фирмы «Наш лес» Михаил Борисович Воронин и исполнительный директор Даниил Сергеевич Клушин. В Таштаголе предпринимателями приобретен бывший бетонный завод, ранее принадлежавший «Эко-лесу». За полгода из разваливавшегося завода создано современное чистое, аккуратное предприятие с новыми технологиями.

— До аукциона мы полгода совместно с администрацией района, лесничеством искали варианты, — рассказал собравшимся генеральный директор. — Тогда глава района Макута сказал: «Михаил Борисович, много таких как Вы приходит, но ещё ни один дело до конца не довёл. Ты построй завод – лес мы тебе дадим». Я своё слово сдержал.

Предприниматели заверили, что бесплатно они ничего не получили — заплатили уже больше миллиона рублей официальных платежей в казну, вложили деньги в строительство завода, создали новые рабочие места с приличной зарплатой. Они берут на себя социальную программу. Платят налоги в Таштаголе. Продают готовую продукцию. На этих условиях предприниматели заходили в Таштагольский район.

Обращаясь к собравшимися, Михаил Воронин посетовал:

— Вы, жители, повели себя некорректно: никто не пришел к нам, не поговорил, не предъявил претензии. Почему вы не задаёте эти вопросы напрямую мне? А пишете обращения? Лес этот не ваш, не мой, не Петин и не Васин, он общий. Я несу такое же благо для района, как и вы, и, наверное, больше многих. Мы помогли сделать детскую площадку, помогаем пенсионерам заготавливать дрова. Для ремонта дороги уже заказали дренажные трубы.

Исполнительный директор Даниил Клушин заверил:

— И нам жалко природу. Как нам опытные люди говорят: если вы сегодня возьмёте пихту, а рядом останется кедр, то послезавтра он весь упадёт от ветровала. Кедра мы 700 кубов выпилим, но 30 тысяч саженцев на следующий год посадим. Мы работаем согласно закону РФ. Мне нужны трактористы, трелёвщики, сучкорубы, учётчицы. Наша задача, чтобы ваше население начало жить по-новому. Но если вы сейчас взбунтуетесь и запретите нам пилить, там всё упадёт через пять-десять лет, а вы останетесь без работы.

ЛЕСА СТОЯЛИ И ДО НАС

Александр Никитич Арбачаков, профессиональный эколог, рассуждения свои подтверждал, пользуясь специальной терминологией.

Александр Никитич привёл такую статистику: при подсчёте все деревья берут за 10 условных единиц. Если в этих 10 больше трёх единиц кедра, то лес считается кедровым. Но на арендуемой территории (5700 га) таких трёх условных единиц кедра не набралось, следовательно, лес нельзя считать кедровым, и вырубку проводить можно.

Лес считается восстановленным, когда достигнет полога леса. На это надо минимум лет двадцать, а для кедра – 40 лет. За отведённые пятнадцать лет саженцы, посаженные «Нашим лесом» ещё не переведут в покрытую лесом площадь. Но это не говорит о том, что посадки кедра доживут хотя бы до 20 лет. Пятнадцать лет кедры растут, а на 16-й, когда договор аренды закончился, кедрач погиб. Кто ответит?

Кедр растёт 500 лет. Современная экосистема формировалась примерно 10 тысяч лет. И неоднократно кедр гнил, падал, опять рос. И НИЧЕГО НЕ СЛУЧАЛОСЬ. Если лес упал, и из него не напилили досок, только для бизнеса он пропал. Да не пропал он. Это естественный процесс биологического кругооборота и смены одного биологического сообщества другим. Кедр, даже с дуплом, простоит еще лет 100-200. И эти сто-двести лет местное население будет заготавливать там орехи.

— А если кедры срубили – не будет не только ореха, не будет зверя, который там водился, он уйдёт, — подытожил свое выступление Александр Арбачаков.

С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ЭКОНОМИКИ

Сергей Владимирович Адыяков, заместитель главы района по национальным вопросам призвал кабырзинцев задуматься о том, откуда берутся деньги на выплату пенсий, зарплат бюджетникам и социальных пособий. Посёлок не может обеспечить налогами хотя бы зарплату своих работников, не говоря уже о вложениях в развитие инфраструктуры. На обеспечение жизнедеятельности посёлка уходят миллионы, а откуда их брать — с других поселений? Никто из кабырзинцев не хочет открывать свои предприятия, брать грантовые поддержки. Но чтобы посёлок жил и развивался, нужно создавать рабочие места.

Предприятие «Наш лес» доказало на деле свою состоятельность и то, что они пришли сюда надолго. У них современное безотходное предприятие. Анализ показал, что на сегодняшний день лес на Малом Каратаге перестоянный. Пихта вот-вот начнёт валиться. Если пихта упадет, за ней повалится кедр. Нашим детям ничего не достанется. Но если проведут вырубку, а затем лесовосстановительные работы, нашим потомкам достанется нормальный лес. Это мнение заместителя главы, высказанное на сходе.

Предпринимателям поставили жёсткие условия: вести заготовку, не заходя в кедрач. В 70-м квартале есть кедр, а дальше кедра не будет, только пихта. Администрация попросила помочь населению заготовить дрова, и они согласились заготовить бесплатно для одиноких пожилых жителей посёлка.

СВЯЩЕННЫЕ МЕСТА

Мария Ахрановна Идигешева, паштык ОО «Таглыг Шор» начала свое выступление с того, что Большой и Малый Каратаг – это священные места для коренного населения. Шаманы там проводили обряды. Об этом есть легенды, сказания. Если бы рубили кедр в другом месте, то вопросов бы не возникало.

Константин Гофман внёс комментарий:

— Давайте будем честными. У нас вся Горная Шория – это исконная среда обитания. Не только Малый Каратаг — везде сакральные места. Тогда есть предложение рубку ограничить.

ИСТИНА И НАРОД

Высказывания жителей посёлка были эмоциональными. Ещё живы те, кто пережил войну благодаря дарам леса. Многие мужчины занимаются охотничьим промыслом. Для них тайга – это хлеб насущный. Поэтому понятен накал страстей.

Владимир Васильевич Кирсанов высказал претензию:

— Вы когда отводили лес, не подумали, что испокон веков коренные жители на этом месте охотились, орех заготавливали, вырубите кедр – зверь уйдёт.

Сергей Васильевич Макеев, бывший зам. по производству в ВД-30, житель Новокузнецка, но постоянный гость посёлка пришёл к выводу:

— Надо было руководителям фирмы выйти к народу и объяснить. Есть положительный момент, и им надо воспользоваться. Лес приходит в негодность, когда наступает шестая-седьмая градация, он просто гибнет. Тогда надо вести замену леса, нужно вести посадки, и это будет обновление леса. Но никто, кроме «Нашего леса», это делать не собирается.

Александр Александрович Круч, индивидуальный предприниматель, поддержал:

— Придя сюда, я убедился в том, что рубка ведётся на законном основании. Только с коренным населением этот вопрос не согласовали. Они все делают согласно инструкциям. Большое дело, что земля будет очищаться и засаживаться после рубок.

ИТОГИ

Ввиду отсутствия на сходе кворума (для этого необходимо 80% населения), было решено создать рабочую группу, которая учтёт предложения схода:

Обратиться к областной власти с предложением о принятии постановления на запрет рубки кедра по Кемеровской области.
Обозначить орехопромысловые участки на землях лесного фонда.
При проведении лесозаготовительных работ рабочей группе периодически проводить выездные проверки по соблюдению правил рубок.

http://t-kurer.ru/novosti/stonut-kedry-karataga.html

Случайные материалы

Мнения

 
Родион Нестерович
+3 Родион Нестерович
Адыяков, надо же так беспардонно и нагло врать. Переложил свои обязанности на жителей района. Кто знает Адыякова лично, подскажите ему, что можно ещё и человеческими органами торговать, это ещё прибыльней, чем кедр валить.
Цитировать
 
 
Ольга Селищева
+2 Ольга Селищева
Действительно, беда наша в том, что земля Кузбасса богата не только полезными ископаемыми, но и лесами, реками, животным миром. Так вот, чтобы кому-то обогатиться, нужно все это уничтожить и наплевать на наши будущие поколения! Как уголь из Мысковских недр, так и леса из Таштагола нужны только для того, что бы все это отправить за границу для продажи, а не для развития экономики нашей многострадально й страны. А вот в Мысках лес не рубят, его просто уничтожают и именно при поддержке муниципального руководства!!!
Цитировать
 

Оставить комментарий

   

Введите защитный код:

Правила Shoria.info

В комментариях запрещается: использовать не нормативную лексику (мат), в том числе - с заменой букв всевозможными значками или целых слов их созвучиями., Добавлять комментарии, носящие рекламный характер, разжигающие межнациональную, расовую или межконфессиональную рознь.

Полнейшая информация о городах Кемеровской области: Мыски, Кемерово, Белово, Анжеро-Судженск, Березовский, Гурьевск, Калтан, Киселевск, Ленинск-Кузнецкий, Mариинск, Междуреченск, Осинники, Полысаево, Таштагол, Новокузнецк, Прокопьевск, Салаир, Тайга, Топки, Юрга и о событиях произошедших в том пространстве, которое некогда называлось - Шория.